24 апреля 2021, 23:38

На прошлой неделе Лукашенко анонсировал скорое принятие «одного из принципиальных решений» за четверть века его правления. Сегодня он раскрыл некоторые детали своих планов: так называемый собирается подписать декрет о переходе Совбезу президентских полномочий в случае, «если в стране возникнет такая необходимость».

«Президента застрелили — на завтра Совет безопасности будет наделен полномочиями. Надо водить чрезвычайное положение мгновенно, вплоть до военного, если кто-то на границе шевельнется. И Совет безопасности должен принимать решение. <...> У нас будет фактически коллективный президент в виде Совета безопасности», — добавил Лукашенко.

KYKY посмотрел, что по этому поводу думают эксперты.

«Мы станем на шаг ближе к возможной хунте»: политический аналитик Артем Шрайбман

«Декрет мы, конечно, пока не видели, поэтому возможно, что на выходе будет очередной пшик, потому что в озвученном виде документ явно противоречит статье 89 Конституции. Но, поскольку времена у нас сложные, иногда не до статей и не до конституций, предложу две версии, зачем нужен этот декрет. 

Первая — Лукашенко поверил в риск заговора с привлечением премьер-министра. В этом случае у декрета довольно узкая цель, та же, что и у систем ядерного сдерживания — а-ля «Периметр», — когда командование страны убили, ядерные ракеты сами вылетают куда надо. Это работает как страховка для самого командования страны — зачем их убивать, если тебе потом прилетит автоматом.

В такой логике декрет — страховка от плохого премьера. То есть, если на второй пост в стране пробрался враг и устроил переворот или его завербовали враги, Совбез берет все в свои руки и большинством голосов сносит предателя, даже несмотря на то, что он формально председатель. Приятно, наверное, эти заявления было слушать премьеру Головченко. Сразу понимаешь уровень доверия к тебе нанимателя.

Версия чуть хромает, потому что очень тупым будет тот премьер, который согласится возглавить заговор, не договорившись с силовиками заранее. А если договорится, то ему что Совбез, что ВНС, что «Славянский базар» — везде он сможет управлять процессом, и страховка работать не будет.

Однако отметать полностью я эту версию не стану, мы можем недооценивать тот инфопузырь, в котором живут люди наверху. Может, Лукашенко и правда поверил в риск переворота и нашел единственный ответ на него в коллективизации управления в случае «если что». 

Вторая версия сложнее, и это ее слабое место — Лукашенко не играет по-сложному. Поскольку этот декрет не сильно вписывается в сегодняшнюю Конституцию, он может сейчас быть принят в «лайтовом» виде, как довесок к законам о чрезвычайном и военном положениях, а уже полностью его задумку пропишут в новой Конституции.

В таком случае декрет — только подготовительный этап к новой конфигурации режима, и нас таким образом приучают к мысли, что Совбез становится новым центром силы (одним из). 

Если верна эта версия, стоит ждать передачи и других полномочий в Совбез при обновлении Конституции. И это путь к беларускому изданию казахстанского сценария транзита, о чем я высказал догадку несколько дней назад в твиттере (как верно заметил коллега из «Рефлексии и реакции», я угадал лишь направление мысли, а не сценарий целиком).

Логичный следующий шаг тогда — разделение фигур президента и главы Совбеза, чтобы коллективное силовое политбюро во главе с, например, первым президентом страны, его сыном или просто надежным силовиком сдерживало прыть второго президента, если тот решит разгуляться.

В любом из объяснений это шаг в сторону, простите за тавтологию, усиления силовиков. Создается механизм «хунты в ожидании». 

Если генералы смогут договориться между собой и, как их предшественники из ГКЧП 30 лет назад, заявить, что президент плохо себя чувствует, лучшие врачи лечат его на даче, а по факту он просто заблокирован там, то они получают карт-бланш по закону. Премьер становится их заложником в Совбезе, где у силовиков большинство голосов. 

Поскольку все политические потрясения и смены эпох идут не по плану того, кто их пытается контролировать, с подписанием декрета мы станем на шаг ближе к возможной хунте. Причем, как верно заметил один беларуский политолог, эта хунта придет к власти в полном соответствии с законом».

«В случае насильственного устранения Лукашенко режим из персоналистского военного автоматом становится хунтой»: политолог Андрей Елисеев

«Как и спрогнозировал, суть чрезвычайного декрета — в следующих трех элементах:

  • Автоматически вводится чрезвычайное, а то и военное положение («Надо вводить чрезвычайное положение мгновенно, вплоть до военного, если кто-то на границе шевельнется»).
  • Власть переходит к лояльным лицам в виде Совбеза.
  • Совбез при необходимости санкционирует привлечение России.

Хоть про Россию напрямую и не говорится, нет сомнений, что при насущной необходимости «стабилизировать» ситуацию в стране решение о российском привлечении будет одним из первых, если не первым решением Совбеза.

Итого, Лукашенко принял решение, что в случае его преждевременного насильственного устранения режим из персоналистского военного автоматом становится коллегиальным военным (то есть хунтой) с дальнейшей подстраховкой со стороны Кремля».

«Реально беспрецедентно, что Лукашенко впервые проговорил вслух, что может быть после того, как он лишится власти»: политический аналитик Петр Кузнецов

«Сегодня было объявлено, что будущий судьбоносный декрет — это о том, что в случае устранения первого лица власть перейдет «коллективному президенту» в лице Совета безопасности. Там на сегодняшний день 20 человек. Это коктейль из военных и гражданских (военных, правда, больше), среди которых есть вся, скажем так, «основа» нынешнего режима, нет, правда, сыновей, а также людей с фамилиями Шейман и Ермошина. 

Не очень понятно, как эти планы и эти люди, в случае исчезновения предводителя, могут стабилизировать страну. Во-первых, декрет этот, если его таки издадут и подпишут, напрямую нарушит Конституцию, согласно которой власть в стране в таких случаях переходит не Совбезу, а премьеру. Таким образом, единственное определение, которое напрашивается по отношению к этой команде, — «хунта».

В нынешней Беларуси декреты и распоряжения, нарушающие Конституцию, не то что вообще не судьбоносные — в них нет даже ничего нового. Так, рутина. Однако проблема в том, что такой порядок действует лишь до тех пор, пока в строю автор этих декретов. Перечисленный список отнюдь не оставляет впечатления чего-то монолитного и сплоченного — там, скорее, мы видим представителей самых разных групп интересов, между которыми в случае исполнения сценария практически наверняка сразу начнется грызня. Плюс к тому, нет там ни одного мало-мальски харизматичного лидера, способного говорить с народом, да и людей, вызывающих доверие у масс, тоже не наблюдается. 

Иными словами, в практической плоскости «судьбоносное решение» выглядит приблизительно никак и скорее напоминает некую демонстрацию, символический жест, чем реальный запуск действующего политического механизма — слишком уже много «переменных», которыми, в принципе, в этом списке являются все без исключения фамилии. Это тоже имеет свою логику, с учетом того, что Лукашенко явно покидать свой пост не собирается, а про липовость попыток покушений если и не знает, то, возможно, догадывается. Только остается вопрос: зачем тогда было огород городить?

А вот тут может быть действительно кое-что интересное, что, при рассмотрении с определенной колокольни, может и подойти под определение «судьбоносного решения, к которому шел 26 лет».

Реально беспрецедентно то, что Лукашенко впервые за свою карьеру проговорил вслух, что может или должно быть после того, как он лишится власти. Это для нас это могут быть просто слова, а для него, в его субъективном восприятии, момент, когда он решит заняться, неважно в каком виде, вопросами транзита и того, что он оставит после себя, действительно может быть судьбоносным, и к нему действительно можно было готовиться четверть века.

То, что до этого дошло, может говорить очень о многом. Под словами «им удастся» может иметься в виду не только физическое покушение, но и возможное бегство из страны, уход с должности (под гарантии этого вот Совбеза) — что угодно. Сам факт, что такие сценарии вышли в плоскость допущений, — качественно новая ситуация. Которая может говорить в том числе и о том, что на всех уровнях приходит понимание: бесконечно в нынешнем виде система не просуществует. Ресурсы тают и новых источников не предвидится». 

«Декрет не обезопасит Лукашенко от дворцового переворота — риски только вырастут»: политический аналитик Игорь Ильяш

«Супердекрет Лукашенко — это попытка легализации правительственной хунты. Только вместо громоздкого Всебеларуского народного собрания, о чем речь шла в феврале, дело ограничится компактным Совбезом. В случае, «если завтра нет Лукашенко», вся власть переходит к Совету безопасности, который сможет сразу ввести чрезвычайное или военное положение в стране.

Понятно, чего хочет добиться этим декретом сам Лукашенко — гарантий для своей семьи и ближайшего окружения. Но в действительности эффект от подобного решения будет равен нулю.

Декрет противоречит действующей Конституции, ведь, по Конституции, если президент не может исполнять свои обязанности, то его полномочия переходят к премьер-министру. Поэтому с юридической точки зрения значение подобного документа ничтожно.

Если случится, что «завтра нет Лукашенко», то все декреты и указы диктатора потеряют всякий смысл — они не будут стоить той бумаги, на которой написаны. Все будет зависеть исключительно от того, на чьей стороне окажется в этот момент сила — на стороне народа или генералов правительственной хунты. Таков закономерный результат долгосрочного правового дефолта.

Декрет не обезопасит Лукашенко от дворцового переворота. Думаю, даже наоборот — подобные риски только вырастут. Ведь в случае смерти Лукашенко Совбез получает неограниченную власть в стране. Поэтому если у кого из членов Совета безопасности внезапно проснутся политические амбиции, то декрет Лукашенко станет для них безумным соблазном — теперь можно будет в одно мгновение сорвать джекпот».

«Очевидно желание первого президента заблокировать демократические перемены в стране даже после окончания эпохи его правления»: политический обозреватель Александр Класковский

«История с якобы подготовкой покушения, видимо, сильно впечатлила Лукашенко. 24 апреля он снова заявил, что скоро издаст эпохальный декрет, причем пояснил, что это делается на случай, если «президента застрелили».

В таком случае, по словам Лукашенко, «у нас будет фактически коллективный президент в виде Совета безопасности».

Прежде всего, как отмечают комментаторы, анонсированное решение противоречит Конституции, согласно которой власть в подобной ситуации переходит к премьеру.

Возникает вопрос: а к чему вообще пороть горячку с декретом? Лукашенко и пропаганда ведь утверждают, что после подавления протестов все устаканилось, подавляющее большинство населения поддерживает, мол, вождя и вообще у системы большой запас прочности. И вдруг — такие форс-мажорные новации.

В конце концов, готовится ведь переделка Конституции. Если уж так захотелось, то почему бы не вписать туда и новую роль Совбеза — спокойно, с соблюдением процедуры?

Сюжет с подготовкой декрета показывает: вопреки пропагандистскому трубадурству, вождь отнюдь не ощущает, что его режим стабилен и устойчив. Он снова и снова возвращается к очевидно впечатлившей его истории с «заговором», живописуя все новые детали.

К слову, заявления о том, что заговорщики могли поднять армию, отключить электричество (только непонятно, как они в таком случае собирались вещать по захваченному ТВ и радио) могут произвести на граждан совсем не то впечатление, на которое рассчитаны. Цель страшилок — демонизировать политических противников, но по факту можно подумать, что власти и впрямь висят на волоске.

Кроме всего прочего, в случае принятия декрета велик риск, что «коллективный президент» в лице Совбеза, где, вероятно, будут доминировать военные с пророссийскими мозгами, в ситуации нового подъема протестов легко может позвать на выручку Кремль. И степень его вмешательства может оказаться такой, что от беларуской независимости останутся рожки да ножки.

В любом случае очевидно желание первого президента заблокировать демократические перемены в стране даже после окончания эпохи его правления.

Другое дело, что все его декреты в таком случае могут быстро превратиться в бумаги, представляющие лишь архивный интерес. Новые игроки, в том числе и казавшиеся абсолютно преданными старому вождю, могут начать свою игру. Лукашенко слишком подогнал систему под себя и сделал ее слишком анахроничной для того, чтобы у нее были большие шансы уцелеть после него (или даже при варианте полуухода, то есть передвижения на должность а-ля аятолла).

В то же время угроза высадки псковских десантников в случае нового порыва беларусов к переменам при появлении окна возможностей — увы, реальна. И тем, кто настроен на перемены, эту опцию следует постоянно держать в уме».

Обложка: Рита Новикова.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное