8 февраля 2021, 13:21

Социолог, научный сотрудник британского исследовательского центра Chatham House Григорий Астапеня опубликовал рейтинг беларуских политиков среди жителей городов нашей страны. Эти данные были получены в середине января.

Горожанам, участвовавшим в социсследовании, предлагали выбрать трех человек, которые, по мнению респондентов, могли бы возглавить Беларусь (поэтому сумма рейтингов превышает 100%). Вот что получилось в итоге:

  • Виктор Бабарико — 35%;
  • Александр Лукашенко — 24%;
  • Павел Латушко — 18%;
  • Светлана Тихановская — 11%;
  • Валерий Цепкало — 10%;
  • Сергей Тихановский — 9%;
  • Мария Колесникова — 8%;
  • Сергей Румас — 7%;
  • Николай Статкевич — 4%;
  • Владимир Макей — 4%;
  • Зенон Позняк — 2%;
  • Андрей Дмитриев — 2%;
  • Наталья Качанова — 1%;
  • Максим Знак — 1%;
  • Анатолий Лебедько — 1%;
  • Владимир Караник — 1%;
  • Вероника Цепкало — 1%;
  • Павел Северинец — 1%;
  • Юрий Караев — 1%;
  • Никто из вышеперечисленных — 19%.

Как воспринимать эти цифры? Большой комментарий политического аналитика Петра Кузнецова

«Цифры эти отражают мнение горожан, однако на сегодняшний день количество сельского населения в нашей стране составляет лишь 22%, и то, как мы видели в августе по протестам, настроения там отнюдь не всегда в пользу властей. Поэтому существенное влияние на результат они вряд ли окажут — в пределах +/-.

Оснований не доверять продемонстрированным цифрам особо нет. Не ошибусь, если скажу, что примерно такую же картину буквально каждый из нас наблюдает или ощущает даже просто на бытовом уровне.

Если смотреть на список в целом, картина достаточно очевидная. В случае честных выборов «один на один» ни при каком раскладе Лукашенко не набирает более 30% (ну, может, 35%, если картина на селе для него лучше). Любой его противник (опять же, если «один на один», то есть без растягивания оппозиционного электората) наберет от 60%.

С учетом событий, которые произошли и продолжают происходить в Беларуси после 9 августа 2020 года, можно не сомневаться, что переформатировать сложившуюся электоральную ситуацию через агитацию и пропаганду для властей возможным не представляется: если 9 августа многие голосовали против Лукашенко рационально, то на фоне произошедшего беспредела и продолжающегося террора такой выбор обусловлен уже ценностным и моральным конфликтом, а также пониманием того, что перемены в стране — вопрос выживания для лучших людей.

Что из этого следует для нас?

Инструментов для мягкого изменения ситуации в свою пользу у властей нет. Судя по всему, они это отлично понимают (возможно, даже опираясь на свои, но тоже реальные, цифры), поэтому делают ставку на террор. Между тем, 60-70% антирейтинга — это такой показатель, при котором даже для временного удержания власти при ставке на подавление остановить репрессии невозможно. При таком проникновении очаги недовольства будут выявляться везде и все время. В любой сфере и на любом уровне. В условиях утраты легитимности остановить их подавление для властей будет означать начало полного распада системы.

Таким образом, мы должны отчетливо понимать, что в обозримом будущем, пока власть не сменится, террор не прекратится. К чему в свою очередь приведет такое развитие событий? Здесь варианта два.

Первый возможный: не прекращающимися репрессиями власти переведут своих пассивных противников, кто до этого не протестовал и не высовывался, в активных, поскольку реально затронуты, рано или поздно, окажутся все. При таком раскладе стоит ожидать нового активного витка протестного движения с перерастанием «буржуазной» (как некоторые ее уже называют) революции во «всенародную».

Другой сценарий, куда более пессимистичный. По мере нарастания репрессий все, кто потенциально или реально под них попадает, будут уезжать. Речь об элите в широком смысле. Элиты бывают не только политические (как раз таких у нас и нет), но и бизнес, и культурные, и так далее. Люди определенного уровня склада, обладающие ресурсами, являются в такой ситуации для режима главной угрозой, и именно их, в той или иной форме, страна может в результате террора потерять.

Это приведет к тому, что Беларусь превратится в аналог ДНР, ЛНР и Приднестровья — в территорию, на которой не осталось и нет людей, которые могут зарабатывать деньги и, в принципе, созидать, а все контролируют лишь люди с дубинами и автоматами. 

Развитие событий по второму сценарию, если его допустить, станет болью не только для беларусов. Во-первых, это крайне невыгодно для России, поскольку Беларусь перестанет быть субъектом, привлекательным и вообще возможным для интеграции. ДНР вот без вопросов готова бежать в Россию, но — не берут, потому что такие «страны» не нужны. Во-вторых, такой расклад вообще не нужен Западу, поскольку это будет означать серую зону нестабильности у самых границ, в каких-то 180 километрах от Варшавы. 

Таким образом, от сохранения сегодняшнего беларуского статус-кво выгод не видно ни для кого: ни для беларуского народа, ни для России, ни для Запада. Вопрос только в том, когда и в каком виде интересы всех этих трех сторон сбалансируются и остановятся на одной точке».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
По теме
Популярное